Электроблюз-АППАУ-Юрчак

Если бы в Украине объявили конкурс на «наиболее заезженные», но все еще слабо реализованные направления развития, то кластерная тема точно попала бы топ-10.

В то время, как в ЕС и развитых странах мира кластеры стали настоящим двигателем экономического роста, а также и инновационного и цифрового развития регионов, в Украине большинство из них находится в зачаточном состоянии. И так уже более 20 лет.

Почему, и меняется ли ситуация сегодня, – в материале с генеральным директором Ассоциации предприятий промышленной автоматизации Украины (АППАУ) Александром ЮРЧАКОМ.

– Вопрос – почему? Почему кластеры в Украине не стали настоящим двигателем экономического роста в отличие от европейских стран?

– Кластеры – это, как правило, региональное объединение организаций, которые тесно сотрудничают между собой, а также с другими субъектами региона в цепочке создания ценности с целью повышения конкурентоспособности своей продукции, ее экспорта и содействия экономическому развитию региона.

«Чтобы в регионе развивалась индустрия Х (машиностроение, металлообработка, композитные материалы или ИКТ-технологий – вариаций десятки), то кластеры, по европейским понятиям, являются инструментом №1 для такого развития»

Другими словами, если мы ставим себя на место региональных руководителей и хотим, чтобы в регионе развивалась индустрия Х (машиностроение, металлообработка, композитные материалы или ИКТ-технологий – вариаций десятки), то кластеры, по европейским понятиям, являются инструментом №1 для такого развития. Но не в Украине. Почему так?

Несмотря на то, что в Украине кластерное движение существует почти 20 лет, на национальном уровне оно организовано слабо и растет, скорее, стихийно. Более того, до 2020 года поддержки кластерного движения со стороны государства вообще не было – ни ответственного органа в правительстве, ни национальной политики, ни соответствующей программы развития. Хотя надо признать, в последние годы на региональном уровне мы видим значительную активизацию кластеров.

В стране сейчас действуют около 50 кластерных инициатив и кластеров, 22 из них зарегистрированы на платформе European Cluster Collaboration Platform (ECCP), где и большинство европейских кластеров.

– Если конкретизировать, то где наиболее развито кластерное движение в Украине?

– Условно, по критерию уровня развития и самоорганизации в Украине можно выделить три группы организаций. Наиболее развитыми и массовыми ИТ-кластерами являются Львовский и Харьковский, которые выделяются по своему уровню организации и масштабам деятельности. У них развита структура, имидж социально ответственных организаций, они ведут регулярную деятельность со своими членами, включая различные проекты развития бизнеса, и тесно взаимодействуют с местными властями.

«Промышленных кластеров, которые обычно доминируют в развитых странах, у нас крайне мало. Среди наиболее известных – автомобильный кластер «Закарпатье», мебельный кластер Ровенщины, Херсонский бизнес-кластер, Днепровский космический кластер»

Среди особенностей этих кластеров – доминирование аутсорсинговых организаций и исключительная ориентация на зарубежные рынки. Скорее, негативным последствием этого являются слабая интеграция с другими экономическими секторами своего региона, а также имидж конкурентов с промышленными компаниями в борьбе за таланты.

Однако промышленных кластеров, которые обычно доминируют в развитых странах, у нас крайне мало. Среди наиболее известных – автомобильный кластер «Закарпатье», мебельный кластер Ровенщины, Херсонский бизнес-кластер, Днепровский космический кластер.

Вторая группа – это основная часть кластерных инициатив. Обычно речь идет об объединении, у которых 1-2 координатора и разнообразная деятельность в зависимости от типа отрасли и региона. К этому сегменту мы относим и организованные национальные ассоциации, поддерживающие кластерное движение в регионах – Украинский органический кластер или ассоциация промышленной автоматизации АППАУ. Они объединяют соответствующие предприятия на национальном уровне, но по критериям производственной кооперации, сотрудничества, ориентации на экспорт и степени влияния на кластерную политику ближе к кластерным структурам, чем к отраслевым ассоциациям.

Нерегулярные и/или «замороженные кластеры» – третья группа организаций. Это кластерные инициативы, которые ведут нерегулярную деятельность. Примером последней является кластер «Мехатроника» (Харьков), созданный в 2016 году, и который должен был объединить ряд производителей авиационной отрасли.

– Александр, жизнеспособность любой организации, и кластеры здесь не исключение, определяется такими вещами, как управляемость и мотивация, заинтересованность людей, профессиональные амбиции, если хотите. Может не всегда это есть, когда мы говорим о кластерах?

– Рациональное зерно есть в ваших словах. Несмотря на то, что в последние годы кластерное движение в Украине демонстрирует достаточно высокую динамику развития, по крайней мере, внешне, тем не менее, оно не избавилось от ряда недостатков.

Начнем с того, что на национальном уровне пока не существует никакого централизованного учета количества действующих кластеров, их соответствия критериям качества, экономическим приоритетам, нет учета по отдельным секторам и тому подобное. Естественно, трудно провести даже простую аналитику количества кластеров по сегментам.

На поверхности также тот факт, что кластерное движение недостаточно синхронизировано и не всегда соответствует приоритетам экономического развития регионов и экономики страны в целом. В частности, есть значительный дисбаланс между количеством ИТ и агро-кластерами, и действующими в промышленных секторах. В средне – и высокотехнологичных секторах промышленности Украины их, в частности, не более 7-10.

Третий недостаток – большинство организаций, которые называют себя кластерами, не подпадают под европейское определение кластера, что приведены выше. И это касается более 50% так называемых «ИТ-кластеров» в Украине. Эти ИТ-кластеры являются, скорее, региональными отраслевыми (ИТ) ассоциациями, объединяющими узкий круг (1-2 категории) участников рынка и слабо интегрируются в региональные цепи добавленной стоимости. То есть, на выходе мы не увидим каких-то конкурентоспособных продуктов – технологий, которые дают значительный вклад в ВВП региона.

Отдельно можно указать и на то, что системные процессы обмена лучшими практиками, квалификации и продвижения кластеров в Украине не отлажены и являются не регулярными.

«Главной причиной этого положения является отсутствие согласованной и действующей национальной политики, а также ответственных органов в структуре государства. Крайне плохо то, что в Украине нет современной промышленной стратегии. Именно там должна реализовываться кластерная политика, как один из главных инструментов развития промышленности и инноваций в региональной плоскости»

Последствиями этих слабых мест является неудовлетворительная динамика развития настоящих кластеров, способных перезапускать процессы экономического роста на региональном уровне и вести к структурному обновлению экономики областей.

К тому же, отраслевые ассоциации по своему развитию значительно опережают кластеры, особенно в промышленности. В то же время, отраслевые ассоциации, за редким исключением, занимаются, главным образом, лоббированием интересов своих членов, а не налаживанием производственной кооперации, инновациями и/или экспортом.

Профессиональный лоббизм, сам по себе, не является «изъяном». Немало известных ассоциаций делают очень много полезных вещей для развития своих секторов, и что особенно важно – в нормативно-правовой сфере. Но в то же время они не способны выполнять ту роль кластеров, которую последние обычно играют в развитых странах – двигателя экономического роста.

Главной причиной этого положения является отсутствие согласованной и действующей национальной политики, а также ответственных органов в структуре государства. Крайне плохо то, что в Украине нет современной промышленной стратегии. Именно там должна реализовываться кластерная политика, как один из главных инструментов развития промышленности и инноваций в региональной плоскости.

– Хорошо, что делать? Что делает Ассоциация, которую вы представляете?

– В фокусе внимания АППАУ приоритетные вопросы состояния и развития кластеров находятся с 2016 года. Вызвано это значительным падением экспорта инжиниринговых компаний и интеграторов промышленной автоматизации на восточных рынках.

Эти компании составляют большинство в АППАУ и, по идее, они должны были принимать эти вызовы в тесной координации с машиностроителями. Но, к сожалению, этого не произошло. Поэтому кластеры являются одним из инструментов решения этих проблем. Позже, уже в рамках платформы Industry4Ukraine, эти вопросы неоднократно поднимались на разных площадках и в проектах промышленных и хайтек-стратегий.

«Директорат промышленной политики минэкономразвития взял на себя ответственность за развитие кластерного движения. Он готов принять предложенную АППАУ и партнерами программу развития за основу и разработать соответствующий государственный документ»

Весной 2020-го аналитический центр Industry4Ukraine выпустил специальный дайджест по теме кластеров. В нем, в частности, подчеркивалась ключевая роль кластеров в ЕС в противодействии COVID-19. В рекомендациях аналитического центра указывалось, что необходимо создать рабочую группу, которая способна выработать первую версию национальной программы кластерного развития.

В итоге, в июне такая группа была создана. А в октябре 2020-го мы ожидаем выход этой программы. В группу вошли представители ряда кластеров и экспертов в этой сфере – АППАУ, Украинский органический кластер, Прикарпатский эко-энергетический кластер, кластер «Подолье», Николаевский RinoHub, Западноукраинский кластер моды и другие организации.

На платформе Industry4Ukraine был образован кластерный комитет, главной задачей которого является координация действий и общие коммуникации, в том числе с властными структурами.

Есть изменения и во власти. Директорат промышленной политики минэкономразвития взял на себя ответственность за развитие кластерного движения. Он готов принять предложенную АППАУ и партнерами программу развития за основу и разработать соответствующий государственный документ.

Еще одно важное изменение, которое произошло в 2020-м. Промышленным хайтек-кластерам стали оказывать поддержку западные доноры. К примеру, немецкое общество международного сотрудничества GIZ поддержало концепцию АППАУ по созданию кластеров ИАМ (инжиниринг – автоматизация – машиностроение) – двух пилотных проектов в Запорожье и Харькове.

Концепция АППАУ, поддержанная минэкономразвития, предполагает профилирование подобных инжиниринговых кластеров в соответствии со смарт-специализацией региона, и в главных своих особенностях нацелена на масштабирование. То есть, в случае успеха подобные кластеры в 2021 году будут распространяться по другим регионам Украины.

Таким образом, можно констатировать, что в 2020-м в кластерном движении Украины происходят значительные изменения, процессы развития ускоряются. Но достаточно ли этих изменений, чтобы преодолеть выше перечисленные проблемы? Ключевым фактором успеха такой модели, как кластеры, остается поддержка этого направления региональными органами власти. Будет ли она, об этом – в следующий раз.

Подготовил Сергей Негребецкий, главный редактор журнала «Электроблюз».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.